Набрать долгов, оказаться перед фактом невозможности их вернуть кредиторам, и подать на себя в суд иск о возбуждение дела о банкротстве физического лица – не всегда тот путь, который ведет к освобождению от долгов.

На бумаге, то есть в законе «О банкротстве физического лица» человек видит одни постулаты, а при реальной их трактовке судом часто оказывается, что суд их видит совсем иначе. В итоге получается так, что долги есть, заседания судов состоялись, а человек от долгов не освобожден.

При этом Интернет пестрит объявлениями услуг юридических фирм, которые обещают человеку «списать» все его кредиты через прохождение процедуры банкротства. Как так получается, что человек по суду признается банкротом, но при этом долг остается с ним?

Авторы закона о банкротстве видели в придуманной ими процедуре цивилизованный инструмент по выходу из долгов:

Не может человек в срок платить по своим долгам? Не получается у него договориться со всеми кредиторами о пересмотре графиков оплаты? Выход есть – нужно собрать  пакет документов, обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве.

Суд рассматривает все документы, и, если установлено, что человек не в состоянии расплатиться по накопленным обязательствам, то суд признает заявление о банкротстве обоснованным. А вот потом этот же суд вводит процедуру реструктуризации долгов. Да, именно ту процедуру, о которой должник не сумел договориться с кредиторами. В процедуре реструктуризации долгов должнику предоставляется возможность в течение трех лет восстановить свою платежеспособность — ведь на этот период прекращается начисление процентов на сумму долга, пеней и штрафов. Должник или кредиторы вправе предоставить на утверждение суду и собранию кредиторов новый посильный для должника график платежей (проект плана реструктуризации долгов) сроком на три года.

То есть задача закона – не списать с человека долги, оставив кредиторов ни с чем, а помочь человеку эти долги вернуть.

Если проект плана реструктуризации не был предоставлен, либо он был предоставлен, но не был утвержден судом, то должник признается банкротом, и в отношении него вводится процедура реализации имущества. То же самое ожидает гражданина, который утвердил план реструктуризации долгов в суде, но не смог по нему платить в срок.

В процедуре реализации имущества распродается всё имущество должника — за исключением единственного  жилья, и то, если оно не приобретено с привлечением ипотечного кредита, предметов домашнего обихода, личных вещей.

Если какое-то имущество было продано (подарено) за три года до подачи иска о банкротстве, то изучаются детали сделок. Если будет установлено, что сделка причинила вред кредиторам, то она будет оспариваться (отменяться).

По итогам процедуры реализации имущества, вырученные денежные средства распределяются между кредиторами в счет частичного (или полного) погашения задолженности. От выплаты оставшихся долгов гражданин освобождается, но при условии, что он действовал добросовестно как до, так и во время процедуры банкротства. Это «но» было предусмотрено законодателем для того, чтобы погасить возможную «волну мошенничеств».

Комментирует Лолла Кириллова, юрист проекта «Финшок:

На деле часто получается так, что человек, подавая на банкротство, пытается списать свои долги и при этом не расстаться со всем имуществом, надеясь на то, что взять-то с него нечего.

Так, суд города Ростов-на-Дону три года рассматривал дело № А53-28169/2015 гражданина Т., который при зарплате в 7 тыс. рублей в месяц сумел взять в кредит у одного банка 15 млн рублей, и еще 3 млн. рублей – у другого банка. И еще один небанковский кредитор дал ему в долг 10 млн. рублей. На тот момент, когда гражданин Т. подал в суд заявление о банкротстве в 2016 году в соответствии с представленной должником описью имущества у него имелся жилой дом, гараж, земельный участок и автомобиль ВАЗ 21100, находящийся в угоне с 1999 года. То есть изначально было ясно, что взять с него было нечего – единственного жилья суд банкрота лишить не может. Даже если это жилье большое – добротный частных дом и большой участок, как это было в случае гражданина Т. Суд не может вынудить человека продать такое жилье и переехать  в более скромное.

Гражданин Т. во время тянувшейся процедуры банкротства успел даже поменять фамилию. Почему-то для новой жизни после  планируемого банкротства он избрал фамилию Путин, и в дальнейшем, во всех судебных актах фигурировала уже эта фамилия.

При этом решение не обращать взыскание на жилье поддержал в сентябре 2019 года и Верховный суд.

Но в  декабре 2019 года суд принял решение прекратить дело о банкротстве данного гражданина. Суд, осознав, что раз уж дом (с учетом его потенциальной стоимости) вне досягаемости, пишет следующее: «Учитывая отсутствие доказательств вероятности формирования конкурсной массы должника, за счет которой могли бы быть погашены понесенные в рамках настоящего дела судебные расходы, а также отсутствие заявлений кредиторов о готовности финансирования дальнейшей процедуры банкротства должника, суд пришел к выводу о наличии основания для прекращения производства по делу о банкротстве Путина (до смены фамилии Т).» То есть истец остался на том же месте, что и до начала судебных заседаний – с многомиллионный долгом перед кредиторами.

,